Ты вырос в семье алкоголиков?
По твоей психике словно проехал каток. И теперь тебе приходится прилагать намного больше усилий, чем другим для элементарных базовых вещей.

Расскажу немного про твоё детство, хотя ты и сам знаешь.
Примером возьму отца алкоголика и созависимую мать, хотя варианты могут быть разными.
От перемены мест и ролей результат не меняется.

Чувствуй, и выдыхай. Ведь сейчас ты взрослый и уже иначе. Ты минимум одной ногой вышел из этого ада.

? Эмпатия
Я хорошо научен считывать других людей, понимать их настроение и особенности. Ведь пьян или трезв вечером папа я угадывал по стуку в дверь, по повороту ключа в замке.
Было понятно, можно выйти встречать или нужно бежать и прятаться. Потому что сейчас начнётся нечто.

? Всемогущество
«Смотри, чтоб папа не напился» и я следил, сколько ты пьёшь, тянул тебя за рукав, искал тебя в пивнушке. Исход вечера зависел от моих стараний. Чтоб не сойти с ума я в это верил.

? Вина. Токсичная
Нужно было не отсвечивать. Всегда. «Не провоцируй папу, ты что не видишь, он выпил». Не взрослый регулирует ситуацию, а ребенок должен быть тише воды и ниже травы, тогда не будут орать, бить, унижать.
Я виноват в том, что я живой, активный и у меня есть потребности.
Я по факту существования виноват. Папу я раздражаю. «Ты мешаешь».
Отсюда токсичное и постоянно присутствующее чувство вины. Просто за то, что я есть.
И ожидание, что мне может прилететь в любой момент, непонятно за что. Спонтанно. И я окажусь виноват. Всегда есть за что.

? Созависмость
Я должен понимать, знать и предугадывать. Должен помнить что может взбесить папу и отчего расстроится мама.

? Перфекционизм
Я должен быт идеальным, чтоб хоть чем-то радовать мою маму. В ее жизни нет ничего хорошего, только я.
Нет места моим хочу, свободной игре и творчеству. Не безопасно. Мне всегда небезопасно. Ощущение, что я на войне, на которой нужно выживать. На меня периодически срываются то папа, то мама.

? Страх
Затапливающий фоновый страх.
Запах алкоголя я чувствую мгновенно. Даже в начинке конфет и пирога. Мое обоняние заботится о моей безопасности.
Улавливая носом нотки алкоголя я чувствую страх. Животный страх, напряжение, готовность защищаться или выдерживать.

? Терпение
Я умею долго терпеть и молчать. Терпеть и не ходить в туалет — они в коридоре опять орут и ругаются. Терпеть голод и холод. Терпеть дискомфорт, неуважение, неприятные компании бухающих людей. Иногда терпеть дым сигарет который папа выдувает мне прямо в лицо и смеётся.

? Стыд
Я не раз видел как папа лежал в блевотине, его несли домой соседи. Или он орал матом, избивал маму. Драки есть у 90% таких семей.
А ещё нам постоянно звонили из вытрезвителя.
Папа хамил всем и высказывал все, что не говорил будучи трезвым. Мне было чертовски стыдно, что это мой папа.
Я сын алкоголика.
Этот стыд живет у меня под кожей. До сих пор.

? Вина. Токсичная вина
Я виноват, что не понимал задачу по алгебре с первого раза, что мои игрушки разбросаны и я играл в момент, когда папа зашёл домой. Что я громко говорю, что пользуюсь телефоном, что в школе повысили цены. Я виноват за то, что я есть. Я создаю одни проблемы.

? Проблема в построении отношений
В отношениях я не нужен, мне нормально, что меня не замечают. Так безопасностей.
Я неосознанно выбираю в партнеры того, кому до меня нет дела. Это алкоголик/ геймер/ трудоголик…
У него свое кино, а я как фон, функция. Прям как в детстве.
И я верю, что если буду хорошим, удобным и добрым, меня полюбят и отношение ко мне улучшится, мне уделят больше времени, внимания.

? Подмена любви жалостью
Я начинаю любить тех, кого нужно спасать. Я ведь глубоко в сердце люблю моего папу.

? Отсутствие границ
Дома не было замков. В туалете, ванной. Чтоб папа не утопился, не закрылся пьяный, смог выйти. Этот пьяный периодически ломился ко мне в ванну и туалет. Разумеется не с первого раза понимая, что он мешает, потому что чертовски пьян.
За мое желание иметь границы меня стыдили.
Если кто-то говорит «стоп, про это говорить не хочу» — там опасно. Он сковывает что-то ужастнее того, что было у меня в семье. Нужно срочно понять что мне угрожает. Возможно он не настоящий друг? Он что мне не доверяет?

? Мир чёрный или белый
Папа был хороший. Он жарил вкусную картошку, мы вместе если, а потом он меня избивал.
Моя психика расщепилась. Я научился делить мир на чёрный и белый, потому что не мог соединить эти два образа в одного отца.

? Чувства
Их нет. Они заморожены. Я каждый день испытываю отвращение. Папа не следил за гигиеной тела, от него воняло перегаром. Мне приходится давить отвращение. Он не замечает меня и моих границ — я все время давлю ещё и злость, боль, страх, стыд.
Чтоб не было больно сверлить зубы, колят анестезию. Чтоб мочь жить с алкоголиком я перестаю чувствовать, отключаю этот механизм, поскольку не могу свалить из родительского ада.

? Обесценивание себя
Недовольные шпыняющие мама и папа поселились в моей голове. Мама часто срывается на мне. Ее злит папа, но она боится его и орет на меня. «Что твои проблемы, по сравнению с моими?» Действительно — фигня. Поэтому я постоянно все обесцениваю: достижения, успехи, оценки и себя тоже. Унижаю, осуждаю себя. Я мог бы быть лучше. Всегда.

?Отсутствие понимания нормы
Я постоянно сомневаюсь, правильно или нет.

? Отрицание реальности.
«Я не алкоголик», «у нас счастливая семья». В моей семье искажали реальность. Сор не выносили из избы, но и не говорят правду. Я не могу доверять себе. Мои глаза видят одно, а родители говорят, что все иначе. Наверно мои глаза врут.
Я не умею доверять себе и своим ощущениям. И не умею уходить из тех мест, где мне плохо.

? Сложности с доверием.
Отец обещал бросить пить, сводить в зоопарк и вернуть взятые на пиво детские деньги. Он проснулся и не помнит, что было вчера. Говорит «ничего я тебе не обещал». Мое доверие каждый день подрывали гранатой.
Мама обещала бросить отца. Она знала, что мне плохо, плакала, просила прощения и шептала мне, что мы от него уйдём. 9 лет шептала. Я съехал. Они до сих пор вместе.

? Непринятие себя
Мой главный пример мужчины вызывает во мне отвращение. У меня нет ролевой модели мужчины. Папа, ты похож на меня и я ненавижу в себе все твои черты. Ведь от тебя было так моего боли. Я ненавижу ту часть себя, похожую на тебя.

Знакомо?

Я 7 лет работаю с ВДА. Веду их в терапии, мы вместе залечиваем раны прошлого, строим новый опыт.
Это сложно и медленно, но реально.
Жизнь моих клиентов меняется. Становится безопасней, счастливей, удаётся построить тёплые отношения.
Приходите, помогу и вам.