«К хорошему психологу не ходят дольше чем четыре месяца!»

Часто сталкиваюсь с таким ограничивающим утверждением.

Психолог и психотерапевт это разные понятия. Консультация и терапия отличаются. Длительностью, глубиной, запросом.

Отличается как первичная консультация в тренажерном зале и регулярные тренировки с персональным тренером.

Почему так долго? Что можно делать столько времени?

Действительно. Странно что мы ходим в школу 11 лет. Что вообще там можно делать так долго? Музыкальная школа – семь лет.
А вот работа со своей психикой, депрессией, горем, насилием, с травмами детства – давайте за 2 занятия. Не справимся? Хреновый вы профессионал.

Консультация — одна или несколько встреч для решения конкретного запроса.
Психотерапия — не быстрый глубинный процесс.

Травмы психики как переломы. Их не видно снаружи, для обнаружения достаточно консультации, для корректировки нужно время. 

– Сколько времени?
– Смотря какая цель. Стать на лыжи и проехать 2 метра или мастерски научиться гонять по черным трассам и прыгать с трамплинов.

Что делает психотерапевт? Он идёт с вами за руку. Каждый шаг. Проживая процесс совместно, поддерживая, находясь с вами. Не убегая когда ему непереносимо, продолжая быть рядом. Он не будет стыдить, обесценивать, подгонять и торопить — идет в вашем темпе, не станет вклиниваться бестактно со своим опытом. Он находится с вами.

Как?
Он бережно, постепенно вытягивает из мешка прошлой боли тяжелые глыбы, рассматривает их вместе с вами. И именно клиент решает, что дальше делать.

Психотерапевт не ставит диагноз. «Так у тебя проблемы: ты злой, постоянно агрессивен, обесцениваешь. Запиши себе и сделай что-то с этим».
Он идёт с вами, проживая заново вашу историю, шаг за шагом, обращая внимание на детали: «Замечаешь как ты уступаешь всем игнорируя свои интересы? Зачем это тебе?».

Он отслеживает ваши телесные реакции, мимику, помогая разобраться в ощущениях и чувствах.

Психотерапевт не знает как и что вам нужно. У него нет универсального рецепта для всех и каждого. Он не дает список книг для проработки. Потому что каждый из нас уникален. И мы будем искать то, что необходимо вам.

Вместе исследовать ваш мир. Шаг за шагом. Не говорит: «будешь кушать гречку и мясо — будет тебе счастье», а бережно узнает чем ты питаешься. Что тебе вкусно? Как ты живёшь? Как устроены твои процессы? Как получается этот результат и что ты хочешь с ним делать? Как ты будешь и хочешь меняться? Хочешь ли?

У людей не возникают идеи о построении бизнеса, после двух консультаций. Не умел строить, не знал ничего о финансах и предприятиях? Два часа консультаций и ты гуру. Теперь знаешь всё. Эксперт. Такое только в сказках.

Но есть идеи что знакомство с психикой, с ее особенностями, устройством, понимание всех своих процессов может занять всего пару часов.

В кабинете с психотерапевтом посредством экспериментов клиент учится новому, увеличивает осознанность, меняет поведение. Осваивает новые навыки. Отрабатывает их.

Сначала злится, обижается, обесценивает процесс, проверяет психотерапевта на прочность, перепроверяет, сталкиваясь с защитами психики и сопротивлениями. Учится говорить об этом, обсуждать это, появляться своими слабостями, шаткими и хрупкими местами. Понимает и наблюдает что здесь такие проявления нормальны. Появляется опыт. Опыт, что есть человек, с которыми безопасно, с которым можно быть настоящим, хрупким, ранимым — собой. Потом с этим навыком он идет к окружающим, где уже может выбирать, как действовать.

Клиент учится говорить «нет», проявлять свою агрессию, договариваться. Сталкивается с жёсткими границами контракта, пытается их шатать, провоцировать терапевта, проверяя границы на прочность. Протестует, возмущается. Он принят таким, неудобным.  Такой разный и настоящий, живой.

Альфред Адлер, создатель системы индивидуальной психологии, сказал: «Терапия — это плевок в суп. Суп после этого можно есть и дальше, но дальше противно». Так и прошлый образ жизни — с момента терапии может потерять свою ценность.

В какой-то момент клиент оглядывается и понимает что он теперь другой. Он немного сдвинул градус своей дороги и оказался в совершенно ином месте.